Александр Назаров: «Стратегия Ростеха предполагает переход от «железа» к «интеллекту»

26 июля 2021

Заместитель генерального директора Госкорпорации Ростех Александр Назаров рассказал Forbes Agenda, зачем компания, известная большинству военным производством, идет в диджитал, как проводится оценка «цифровой зрелости» предприятия и откуда берутся бюджеты на создание сетей 5G.

– Ростех уже шестой год подряд является стратегическим партнером ЦИПРа. При этом все знают, что Ростех – это, в первую очередь, самолеты, танки и автоматы. Зачем вы так упорно идете в «цифру»?

– Ошибочно считать, что Ростех – это исключительно оборонно-промышленная корпорация. Да, разумеется, мы производим вооружения, но вместе с тем Корпорация активно развивает и гражданскую продукцию.

Любой наш холдинг, который производит продукцию военного назначения, создает и решения для гражданского рынка. Например, концерн «Техмаш» производит боеприпасы, а параллельно с этим – холодильники, в том числе для вина. Уралвагонзавод, помимо танков, делает тракторы и железнодорожные вагоны.

Переход к гражданскому рынку был заложен в стратегии Ростеха еще в 2015 году. Стратегия предполагает переход от «железа» к «интеллекту», то есть к цифровым технологиям. И мы идем этой дорогой уже почти шесть лет.

Помимо производства непосредственно продуктов, мы активно занимаемся созданием комплексных инфраструктурных решений в области здравоохранения, образования, «умного» города, цифровизации социально значимых объектов и так далее.

– Насколько увеличилась доля гражданской продукции на предприятиях, производящих электронную продукцию?

– По итогам 2020 года радиоэлектронный комплекс (РЭК) Ростеха увеличил годовую выручку на 21% по сравнению с 2019 годом – она составила 223 млрд рублей. При этом доля гражданской продукции выросла до 27% и составила 60,3 млрд рублей, что на 18% больше, чем в 2019 году.

Предприятия РЭК участвовали в реализации таких масштабных проектов, как развитие Единой государственной системы здравоохранения, подключение к IT-инфраструктуре социальных объектов, модернизация региональных аэродромов, прокладка магистральных волоконно-оптических линий связи, проектирование и модернизация пунктов пропуска через государственную границу РФ и другие.

– В конце прошлого года Ростех объявил о создании суперхолдинга по электронике на базе радиоэлектронного комплекса. Для чего нужно это объединение?

– На сегодняшний день наша Корпорация является крупнейшим производителем радиоэлектроники в России: только в этой отрасли у нас более 140 предприятий, где работают более 70 тысяч специалистов. Они реализуют более 200 инфраструктурных проектов и выпускают более 20 тысяч продуктов, в том числе телеком-оборудование и вычислительную технику, медицинское оборудование, ЭКБ, робототехнику, программное обеспечение, инновационные материалы.

Изначально мы объединили предприятия в разные холдинги. Как я уже сказал, в последние годы они показали очень хорошие результаты. Но создание комплексных решений на базе всех предприятий требует выстраивания производственной кооперации и консолидации принятия управленческих решений в едином центре – для этого мы и объединяем предприятия в один суперхолдинг. На его базе будет создано единое окно для интеграции и реализации продукции.

В итоге впервые после распада СССР Россия сможет представить конкурента ведущим мировым технологическим компаниям. Компании создаваемого холдинга готовы закрыть внутренние потребности в цифровой продукции, и мы надеемся, что государство будет стремиться увеличить потенциал российской промышленности.

– Будут ли предприятия холдинга заниматься вопросами развития технологии 5G?

– Ростех совместно с «Ростелекомом» отвечает за развитие 5G в рамках соглашения с правительством РФ. Наша задача – создать отечественное оборудование и организовать его производство, «Ростелеком» отвечает за построение сетей на этом оборудовании.

В России мы являемся безусловным лидером в производстве радиоэлектроники. Конечно, в проекте 5G суперхолдингу отведена одна из ключевых ролей. При этом мы понимаем, что для создания комплексных решений необходимо консолидировать компетенции всех участников рынка. Поэтому мы создаем кооперацию разработчиков оборудования для сетей 5G и приглашаем к участию все заинтересованные в этом российские компании.

О необходимости комплексного проекта по созданию отечественного оборудования для 5G-сетей мы говорили еще с 2019 года, когда наша «дочка», Национальный центр информатизации, разрабатывала дорожную карту по развитию технологий беспроводной связи как «сквозной» цифровой технологии. Со стороны Ростеха эту разработку с самого начала курировал директор по особым поручениям Госкорпорации и председатель совета директоров Национального центра информатизации Василий Бровко. Ведь он и до этого курировал в Ростехе многие цифровые проекты. А когда в июле 2019 года мы вместе с «Ростелекомом» заключили соглашение с правительством по развитию высокотехнологичной области «Сети связи пятого поколения», то Бровко уже в качестве сопредседателя Архитектурного совета по 5G отвечал со стороны Ростеха за разработку дорожной карты, утвержденной правительством в конце 2020 года. Логично, что именно Василий Бровко получил от гендиректора Сергея Чемезова особое поручение – операционно отвечать в Госкорпорации за реализацию проекта по 5G.

– Раз зашла речь про оборудование – в рамках ЦИПР-2021 вы представили новую базовую станцию 5G. Чем она отличается от той, что была в 2020 году?

– Новый прототип базовой станции способен работать в диапазоне 4,4-4,99 ГГц, который определен в России как основной для строительства сетей связи 5G/IMT-2020. Кроме того, первый опытный образец мог подключаться к сети только в режиме StandAlone, что предполагало необходимость развертывания отдельной сети 5G. Представленный работающий прототип способен подключаться к опорной сети как в режиме StandAlone, так и в Non-StandAlone, что дает возможность использовать его в сети одновременно с оборудованием 4G.

– В рамках ЦИПР вы также презентовали российскую базовую станцию LTE (4G). Зачем вы создаете оборудование LTE, если при этом разрабатываете 5G?

– Технологии мобильной связи преемственны – 5G базируется на технологиях четвертого поколения. Это касается и представленного прототипа, он базируется на аппаратной базе, разработанной для базовой станции 4G/LTE – R45F. Это первая базовая станция 4G, вошедшая в реестр ТОРП. Создание на ее базе прототипа базовой станции 5G стало возможным в том числе благодаря технологии программного определения рабочей частоты, реализованной в R45F.

Кроме того, если вы думаете, что сети 4G уже везде построены, то глубоко заблуждаетесь и, видимо, редко выезжали за МКАД. Технология LTE остается актуальной и будет актуальна еще все 2020-е, соответственно, продолжит расти и рынок оборудования LTE в России, и спрос на него продолжится еще долго.

– Вы планируете коммерческие поставки оборудования LTE?

– Мы намерены не просто поставлять базовые станции. Речь о полноценной интеграции промышленных решений, где сети Private LTE, а впоследствии – 5G будут только инфраструктурной частью решения. Ведь заказчикам нужны сервисы, а не оборудование как таковое. И мы сможем для них такие сервисы создать.

– Вы планируете, что ваше телеком-оборудование будет конкурировать с международными вендорами? Почему операторы должны выбрать ваше оборудование?

– Нам важно сломать предубеждение против отечественного оборудования, доказать, что российские разработки могут быть конкурентоспособны. Поэтому нам надо начинать разрабатывать оборудование, учиться делать конкурентоспособный продукт. Да, он не сразу будет на мировом уровне по качеству, и нам необходимо будет вместе с операторами доводить его до ума. И тут нам необходима поддержка государства.

Оно уже сильно помогает протекционистскими мерами, закрывая рынок для иностранных производителей. Необходимо будет финансово стимулировать спрос, как это делают с помощью своих государств зарубежные вендоры. Например, когда вы покупаете продукцию Huawei, вы можете взять на эту покупку кредит по льготной ставке, которую субсидирует китайское правительство. Нам необходимо будет создать сходные механизмы стимулирования спроса.

Создание собственной отрасли производства самого современного оборудования мобильной связи – это важная национальная задача, притом крайне амбициозная и сложная. Поэтому нам потребуется вся помощь и поддержка, какая может быть оказана, в том числе со стороны операторов.

– Как будет проходить финансирование 5G? Вы объявили о привлечении Новикомбанком синдицированного кредитования – как оно будет выглядеть?

– Новикомбанк соберет пул финансовых организаций, готовых выделять кредитные средства для проекта по созданию в России собственного комплексного решения для связи пятого и последующих поколений. Каждая из них определит собственные условия участия: кто-то будет предоставлять деньги под лизинговые контракты, кому-то интересны только долгосрочные кредиты, кто-то предпочитает финансировать сделки слияний и поглощений и т.д. Далее Новикомбанк станет для нас единым окном для получения кредитных средств для тех или иных целей.

– Вы получили субсидию от государства на развитие 5G? Как будут раскассированы деньги?

– Здесь я хотел бы остановиться подробнее на истории вопроса. Два года назад мы с правительством заключили соглашение о намерениях по развитию в России технологий 5G. В рамках этого соглашения мы с «Ростелекомом» разработали дорожную карту, при подготовке которой консультировались с участниками рынка и представителями регуляторов, чтобы учесть все мнения. Должен сказать, что это был особенно трудоемкий процесс, так как полученные комментарии зачастую противоречили друг другу – а всего их было более 1700. Тем не менее в итоге нам удалось прийти к единому варианту.

Обсуждение дорожной карты несколько раз откладывалось по объективным причинам – сначала из-за смены правительства, потом из-за пандемии. В связи с очень сжатыми сроками мы не ждали утверждения документа, а приступили к разработке оборудования и формированию кооперации. При этом основная часть работ требует значительного финансирования – дорожная карта предполагает, что правительство предоставит нам финансовое обеспечение для разработки системного проекта по производству оборудования 5G и обеспечения его серийного выпуска.

В ноябре 2020 года президиум правительственной комиссии по цифровому развитию во главе с вице-премьером Дмитрием Чернышенко утвердил дорожную карту. А через месяц с небольшим правительство выпустило постановление о правилах предоставления Ростеху субсидии на развитие 5G в виде имущественного взноса РФ в Госкорпорацию. И вот в конце июня мы с Министерством цифрового развития подписали договор о предоставлении субсидии для реализации соглашения по 5G. Ее размер до 2024 года составит 21,463 млрд рублей.

При этом важно отметить, что в рамках заключенного с Минцифрой соглашения Корпорация должна организовать софинансирование в соотношении не менее «один к одному».

Эти деньги будут направлены на разработку комплексного решения 5G, включающего в себя как базовые станции 5G, так и опорную сеть. Кроме того, будет подготовлена производственная площадка, способная серийно производить оборудование для сетей 5G.

– Неоднократно говорилось, что выделяемые деньги недостаточны для создания полноценного оборудования 5G. Какая сумма является достаточной?

– Посмотрите на Huawei, они тратят миллиарды долларов в год на R&D. Средства, обозначенные в дорожной карте, являются минимально необходимыми для того, чтобы запустить процесс. Чтобы этот процесс не закончился в 2024 году, необходимо привлечь в проект «длинные деньги». Это могут быть деньги инвесторов, кредитные деньги или долгосрочные контракты с операторами. Тут есть много вариантов. И мы будем заниматься в том числе привлечением этих «длинных денег» в проект.

– Какие еще разработки ведет Ростех в сфере цифровых технологий?

– Таких разработок очень много, расскажу о нескольких новинках. Например, в конце июня, в рамках конференции ЦИПР, «Росэл» (один из якорных холдингов создаваемого нами суперхолдинга) представил систему промышленного интернета вещей для создания цифровых производств IIoT.ISTOK. Разработка позволяет наблюдать за технологическими процессами, чтобы повысить производительность и сократить издержки.

Также впервые была продемонстрирована система группового позиционирования с голосовой связью «Гончак» – она совмещает функционал сразу трех устройств: радиостанции, спутникового навигатора и системы мониторинга местонахождения. Решение позволяет организовать связь внутри группы пользователей в условиях полного отсутствия сотовой сети, что незаменимо в ходе спасательных операций, в туристическом походе или на охоте.

Наши предприятия также разработали цифровые DMR-радиостанции для организации надежной связи. Они устойчивы к воздействию внешних факторов и обладают повышенной помехозащищенностью и системой шифрования. Устройства совместимы со всеми существующими гражданскими системами профессиональной радиосвязи стандарта DMR и могут использоваться на железнодорожном транспорте, в правоохранительных органах, спасателями, скорой помощью и логистическими компаниями.

Наш интегратор комплексных высокотехнологичных решений, Национальный центр информатизации, представил светофоры нового поколения. Благодаря ярким светодиодным секциям они позволяют отображать дополнительную информацию, например погоду, температуру воздуха, дорожную обстановку, экстренные предупреждения МЧС. А пешеходный светофор дополнительно оснащен встроенной видеокамерой для распознавания лиц. Это решение позволит интегрировать элементы «Безопасного города».

Холдинг «Швабе» разработал новую автоматизированную систему управления потоками пациентов для многопрофильных медицинских центров. Аппаратно-программный комплекс позволит записываться к врачам без обращения в регистратуру, а также получать доступ к своей электронной медкарте.

Разработок, повторюсь, очень много, все не перечислить.

– В прошлом году Ростех представил цифровое направление Корпорации – Rostec.digital. Что было сделано за год?

– За год была сформирована служба технического заказчика для управления проектами, она позволяет ускорить и удешевить создание новых информационных продуктов и сервисов для граждан. Решение уже поддержано руководителями органов государственной власти.

Структура будет разрабатывать требования к информационным системам и обеспечивать управление контрактацией при их разработке для цифровизации процессов в федеральных и региональных органах власти.

Кроме того, Rostec.digital выработал системный подход к проведению цифровой трансформации «под ключ».

– В чем заключается этот подход?

– В первую очередь, мы проводим оценку «цифровой зрелости» по 40 различным критериям. Во-вторых, мы понимаем, что часто нашим партнерам не хватает компетенций в постановке задач по цифровой трансформации на стадии целеполагания и предпроектирования будущих информационных систем – мы оказываем им поддержку в этом вопросе.

Также Rostec.digital участвует в формировании стратегии цифровой трансформации по ключевым отраслям экономики (от 7 до 18 отраслей) и привлекает лучших отечественных разработчиков для проведения цифровой трансформации.

Отдельное направление деятельности – это организация соглашений о государственно-частном партнерстве и адаптация государственных информационных систем для работы с частными сервисами.

– С кем-нибудь уже договорились о сотрудничестве?

– Мы заключили соглашения с Нижегородской, Ярославской, Тульской областями и Пермским краем. Кроме того, мы работаем с Министерством строительства и ЖКХ, а также с Министерством сельского хозяйства.

Источник: Forbes Agenda